ВИРТУАЛЬНЫЙ
МУЗЕЙ

Тагинской средней школы
Глазуновского района
Орловской области


Зал боевой славы Тагинской школы
ЗАЛ БОЕВОЙ СЛАВЫ

 
Мемуары, книги,
очерки

1. Джанджгава В.Н. Немеренные версты. html, 97 КБ. Записки комдива 15-й Сивашской дивизии о Курской битве.

2. Намерения противника раскрыты. html, 15 КБ. Воспоминания разведчиков о захвате "языка" в Тагино. (Газета "Красная Армия" №162 от 12 июля 1943 г.)

3. Из описания боевых действий войск 70-й армии в июле 1943 г. htm, 96 КБ . Подробно описаны боевые действия в районе Красной Зари, где совершил подвиг И.А.Усанин.

4. Из воспоминаний Жилина Л.Н., . htm, 20 КБ. О боевом пути 23-го истребительного противотанкового артдивизиона, в котором служил И.А.Усанин.

5, Двойной таран летчика Борисова. pdf, 190 КБ. Воспоминания матери о сыне. (Газета "По ленинскому пути" №45 от 13 апреля 1963 г., Коломна)

6. С. Петров Смелый сокол. pdf, 267 КБ. Рассказ о лётчике Л.Борисове. (Газета "Новая жизнь", 13 января 1963 г., Зарайский р-н Московской обл.)

7. Н. Тубольцев Мы этой памяти верны. pdf, 280 КБ (О перезахоронении лётчика Л.И. Борисова. Газета "Строитель коммунизма", 4 сентября 1984 г., Глазуновский р-н Орловской обл.)

8. Быков М. Ю. Асы Великой Отечественной. Самые результативные летчики 1941-1945 гг. htm, 315 КБ. О лётчиках Л.И. Борисове и И.Г. Похлебаеве. (Полный текст книги http://militera.lib.ru/)

9. Чечельницкий Г.А. Сражались летчики-истребители. htm, 327 КБ. О лётчиках 1-й гв.иад. Главы из книги, где рассказывается о Л.И. Борисове. (Полный текст книги http://www.allaces.ru/)

10. И. Куприянов Последний бой Николая Котлова. pdf, 272 КБ. Об отважном летчике 55-го гв. ИАП. (Газета "Путь Ильича" №141 от 14 ноября 1987 г. Фатежский р-н Курской обл.)

11. И. Куприянов Поединок над Гостомлей. pdf, 207 КБ. О Герое Советского Союза Петре Ратникове. (Газета "Орловская правда", 10 июля 1988 г.) Рассказ очевидца.

12. Приказ Hародного Комиссара Обороны СССР № 0299 от 19 августа 1941 г. doc, 44 КБ. О порядке награждения летного состава ВВС РККА за хорошую боевую работу и о мерах борьбы со скрытым дезертирством среди военных летчиков.

13. Из справки ГУКР «Смерш» НКО о реагировании отдельных частей 13-й армии на прорыв немецких войск. htm, 4 КБ. ( Центральный архив ФСБ России"ОГНЕННАЯ ДУГА":Курская битва глазами Лубянки. - М., 2003.)

14. Боевое донесение штаба 321-го стрелкового полка о боях с противником с 5 по 7 июля 1943 г. htm, 8 КБ. (Центральный архив ФСБ России"ОГНЕННАЯ ДУГА":Курская битва глазами Лубянки. - М., 2003.)

15. 1-я лыжная бригада Брянского фронта. htm, 19 КБ. (О подвиге моряков Тихоокеанского флота на Орловщине зимой 1943 г.)

16. Из дневника Троснянского партизанского отряда 1-й Курской партизанской бригады. Август 1941 г. - март 1943 г. htm, 34 КБ.

17. Смена частей 81-й стрелковой дивизии частями 15-й стрелковой дивизии (20.04.1943) .htm, 118 КБ. (О положении линии фронта накануне Курской битвы. - полный текст http://bdsa.ru/).

18. Акт о зверствах и грабежах немецко-фашистских оккупационных властей на территории Глазуновского района Курской области от 1.09.1943

19. А.Степыкин Передайте нашим, что мы погибли за Родину... pdf, 520 КБ (Орловская правда. 5 мая 2007г. О семье Горлиных, участниках партизанского движения в Глазуновском р-не)

19. И.Куприянов Звёздный час сержанта Махонина pdf, 4.64 МБ (Орловская правда. 24 июня 2015г. Об участнике Парада Победы И.Г. Махонине, уроженце Глазуновского р-на)

20. Открытие памятника разведчикам, видео.mp4, 14.5 МБ (Репортаж об открытии памятника разведчикам 15 сд, с.Тагино Глазуновского р-на Орловской обл)

 

ГЛАЗУНОВСКИЙ ПАРТИЗАНСКИЙ ОТРЯД

 

При создании страницы использовались следующие материалы:

  • Воспоминания бывших партизан Д. Новикова, А. Ошкадеровой, С. Махонина, И. Фурсова
  • Воспоминания Р. Горлиной, дочери комиссара партизанского отряда
  • Исследовательские работы краеведов С. Кузина, Е. Наумова
  • Публикации писателей В. Катанова, Н. Тубольцева

 

 

Память о них в наших сердцах

«В годы Великой Отечественной войны я был начальником штаба Троснянского партизанского отрада Первой Курской партизанской бригады. И сейчас, перелистывая страницы дневника Троснянского отряда, я очень часто читаю про партизанские операции, проведенные им на территории Глазуновского района с помощью партизан подпольного Глазуновского партизанского отряда, который возглавлял бывший замполит Глазуновской МТС Алексей Егорович Жильцов. Глазуновцы были нашими лучшими друзьями и помощниками.

Глазуновский район в то время был прифронтовым районом. В 30 – 40 километрах от него на восток находилась линия фронта. На станцию Глазуновка поступали военные грузы и живая сила фашистов. В населённых пунктах района стояли резервные и отдыхающие войска противника, а в лесах, балках и оврагах находились склады с боеприпасами и военными материалами. Казалось, что при такой обстановке не было возможности вести партизанскую борьбу с оккупантами. Но нет, нашлись смелые люди, до конца преданные Родине, которые не побоялись и создали подпольный партизанский отряд. Он активно действовал против немецко-фашистских захватчиков совместно с партизанами Троснянского отряда, который находился тогда в Лобановских и Михайловских лесах, ныне Железногорского района Курской области.

Когда партизаны Троснянского отряда шли на железную дорогу в район станции Глазуновка, чтобы произвести разведку или минами пустить под откос вражеский эшелон, они всегда встречались с глазуновскими партизанами. Глазуновские подпольщики встречали наших людей в своих тайниках или на явочных квартирах, как родных братьев, предоставляли им временное жилье и пищу, а потом вместе с ними шли выполнять задания командования.

Но что я звал о них тогда в партизанском отряде? Почти ничего, никого из них лично не видел, не разговаривал с ними и только изредка обменивался шифрованными записками с бывшим начальником штаба Глазуновского отряда Алексеем Титовичем Титовым.

В 1967 году я задумал написать книгу о троснянских партизанах и их помощниках из Глазуновского партизанского отряда. Тут понял, что для задуманной книги тех сведений, которые записаны в партизанском дневнике, и того, что я помню о них, далеко не достаточно. Я начал собирать более полные сведения о глазуновских партизанах. В этом мне помог бывший наш партизан Михаил Андреевич Приведенцев, который в то время являлся постоянным связным с партизанами Глазуновского отряда, а перед войной несколько лет работал в Глазуновском районе управляющим совхоза «Возрождение». Он связал меня с бывшим партизаном Глазуновского отряда Сергеем Фёдоровичем Махониным из села Тагино. О том, что Махонин написал мне о партизанах Глазуновского отряда, с дополнениями и поправками М. А. Приведенцева, я и считаю своим долгом рассказать жителям района.

Я обращаюсь с просьбой к красным следопытам школ Глазуновского района и ко всем гражданам, кто знал партизан, собрать как можно больше сведений и фактов о деятельности партизан, сосредоточить их где-то в одном месте. Мне думается, местом нужно избрать Тагинскую школу, так как большинство партизанских действий глазуновские партизаны провели на территории Тагинского сельского Совета, да и жили они в годы оккупации почти всё время в Тагинском совхозе».

 

Д. Новиков,
бывший начальник штаба Троснянского партизанского отряда

 

 

 

 


Из истории Глазуновского партизанского отряда

С приближением линии фронта к западным границам Орловской и Курской областей обкомы ВКП(б) совместно с органами НКВД в августе – начале сентября 1941 года приступили к формированию партизанских отрядов. Для борьбы в тылу врага планировалось мобилизовать всех не призванных в ряды Красной Армии членов партии и комсомола. В качестве важнейшего резерва для комплектования партизанских формирований рассматривались истребительные батальоны, которые были созданы из гражданского населения во всех прифронтовых районах для борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника. Ответственность за организацию партизанских отрядов возлагалась на секретарей райкомов ВКП(б).

Партизанские отряды планировалась создать во всех сельских районах Курской области, в число которых в то время входили Троснянский, Глазуновский и Малоархангельский районы. В Троснянском районе отряд был сформирован к концу сентября, до занятия района немецко-фашистскими войсками. По свидетельству бывшего начальника штаба Троснянского отряда Д.Г. Новикова, уже 20 августа 1941 г. в здании районного отдела НКВД начала работать комиссия по отбору в партизанский отряд. Всего было записано 56 человек. 16 сентября в Фонзоновском лесу (на юго-западной окраине района) была заложена продовольственная база отряда. 29 сентября начальник райотдела НКВД выдал партизанам 56 английских винтовок и 4000 патронов к ним, 4 автомата Симонова. Отряд возглавили председатель районного совета ОСОАВИАХИМа В.А. Кавардаев (командир) и пропагандист райкома партии В.П. Трофименко (комиссар). 2 октября партизанский отряд перешел из Тросны на свою базу в Фонзоновский лес.

Территория Глазуновского района, лишённая больших лесных массивов, не позволяла создать постоянно действующую партизанскую базу. Подпольный отряд до прихода врага сформировать также не удалось. Партийно-хозяйственный актив, на который возлагалась организация отряда, был занят срочной эвакуацией населения, госучреждений, техники, колхозного имущества и покинул район вместе с отходившими частями Красной Армии. Тем не менее, в районе была проведена определённая подготовительная работа. Были созданы тайники, определены явочные квартиры, подобраны связные.

В первых числах ноября 1941 года Глазуновский район был оккупирован немецко-фашистскими войсками. И уже через месяц на территории района начала действовать небольшая партизанская группа.

Из воспоминаний Р.А. Горлиной, дочери комиссара Глазуновского партизанского отряда:

"Мой отец, Горлин Алексей Иванович, работал заведующим военным отделом райкома партии. Руководство района до последнего вело эвакуацию ценностей. Взрывали, что не могли спасти. Пришлось взорвать элеватор, чтобы не достался врагу. Алексей Иванович со своими товарищами в самый последний момент покинули район верхом на лошадях...  Примерно через месяц после начала оккупации тайно пришел отец. Была кратковременная встреча с семьей, тогда он и рассказал подробности. Он получил задание по формированию партизанского отряда. С двумя или тремя товарищами трое суток пешком они добирались до Глазуновки. Шли ночами, днём прятались от немцев; испытывали неимоверные трудности, их очень мучила жажда, пили прямо из лужи. Шли окружным путём, из Брянских лесов, из какого-то базового отряда". (Видимо, через Фонзоновский лес, где была база Троснянского отряда). 

Группа Горлина перешла линию фронта не ранее 27 ноября 1941 года. Об этом свидетельствует удостоверение, выданное на имя А.И. Горлина, датированное этим числом, с печатью Глазуновского РК ВКП(б). Следовательно, в ноябре Горлин ещё находился в Старом Осколе, где размещался эвакуированный партийный архив и печати.

Из воспоминаний И.Фурсова, жителя д.Тряс Сеньковского сельсовета, связного Глазуновского партизанского отряда:

«Зимой, во второй половине января 1942 года, ко мне в дом вошли двое. Это были Алексей Иванович Кузнецов и Алексей Титович Титов. С ними я был хорошо знаком. Алексей Иванович работал председателем нашего сельсовета, а я в то время был председателем колхоза. Алексей Титович работал председателем райпотребсоюза. 
Алексей Титович рассказал, что они являются представителями Глазуновского партизанского отряда… Рассказал о моих обязанностях в отряде. Для связи с партизанами назвал пароль».

Весной 1942 года Курский обком ВКП(б) предпринял ряд мер для активизации партизанской борьбы в оккупированных районах. 21 апреля бюро обкома постановило: забросить в тыл 30 групп (90 чел.), подготовленных в спецшколе НКВД. В их задачу входило систематическое разрушение железнодорожных и других коммуникаций и средств связи, разгром штабов и гарнизонов противника, ведение военно-политической разведки. Планировалось до 1 мая 1942 года переправить через линию фронта партизанские отряды в Глазуновский, Поныровский и Глушковский районы.

Ядро Глазуновского партизанского отряда формировалось в Старом Осколе, куда волной отступления был заброшен партийно-хозяйственный актив района. При формировании отряда возникли некоторые затруднения. Ряд бывших руководящих работников психологически не был готов к деятельности на оккупированной территории. Так, не объясняя причин, категорически отказались идти во вражеский тыл секретарь Глазуновского райкома ВКП(б) Н.Д.Лопшин и председатель райисполкома Д.С.Береза.[1]

А.Е. Жильцов

А.Е. Жильцов

Руководители Глазуновского партизанского отряда были отобраны из добровольцев; командиром был утверждён Алексей Егорович Жильцов, замполит Глазуновской машинно-тракторной станции. Следует отдать должное мужеству этих людей, они рисковали не только собственной жизнью, но и жизнью своих близких – семьи Жильцовых и Горлиных остались на оккупированной территории. В случае провала их ждала неминуемая гибель.

Согласно справке, хранящейся в Орловском краеведческом музее, А.Е. Жильцов являлся командиром Глазуновского отряда 1-й Курской партизанской бригады с 1 апреля 1942 года по 6 мая 1943 года. Датирована эта справка 1943 годом и подписана бывшим командиром бригады И.К. Павченко и начальником штаба Н.Д. Сотниковым.

Дважды пыталась группа Жильцова перейти линию фронта, и лишь третья попытка оказалась успешной. В отряд влились партизаны, ранее действовавшие на территории района. 

18 августа 1942 года Глазуновский отряд был подчинён объединенному штабу партизанских отрядов Курской области. С января 1943 года соединение стало именоваться Первой Курской партизанской бригадой. Помимо Глазуновского в него вошли Дмитриевский, Дмитровский, Михайловский, Троснянский и Конышевский партизанские отряды.

Базировался Глазуновский партизанский отряд в трех точках. Одна из них находилась в совхозе «Тагино» – в землянке у Сергея Фёдоровича Махонина. Когда немцы приблизились к Орловщине, Сергей Фёдорович тайно вырыл яму, обложил стены бревнами и сделал из землянки два хода: один к погребу, в который можно было попасть прямо из сеней дома, а второй – в огород, к кустам. Поверх землянки сложил стог соломы. Дом С.Ф. Махонина находился около кладбища, и немцы сюда редко заглядывали. Тайник был удобным местом для встречи партизан Троснянского, Дмитровского и Глазуновского отрядов.

Другой тайник находился в деревне Глебово. Изба стояла на краю оврага. Низкая, неприметная. Партизанский блиндаж размещался в подполье, из него вели два хода – один в избу, другой в овраг. Здесь находится штаб, и сюда по ночам приходили связные.

Третья точка партизан располагалась в хате Прасковьи Андреевны Гущиной, в поселке Орлова Дача. У неё под печкой был вырыт потайной погреб. В этих тайниках проживали руководители и члены отряда.

А.И. Горлин

А.И. Горлин

Руководители Глазуновского партизанского отряда:
   командир – Жильцов Алексей Егорович (1902-1943), замполит Глазуновской МТС, 
   зам. командира – Кузнецов Александр Иванович (1896-1943), директор Глазуновской МТС,
   комиссар – Горлин Алексей Иванович (1900-1943), инструктор РК ВКП(б),
   начальник штаба – Титов Алексей Титович (1904-1943), председатель райпотребсоюза.

В основную группу отряда вошли:
   Абрамов Яков Никанорович, бывший заведующий райсберкассой,
   Ошкадерова Анна Ильинична, учительница Глазуновской средней школы,
   Махонин Сергей Фёдорович, бывший председатель Тагинского сельсовета,
   Фурсов И., бывший председатель колхоза «Потребкооперация» (деревня Тряс Сеньковского с/с).
   Денисова Мария Гавриловна, учительница Захаровской начальной школы. В Глазуновском отряде состояла до августа 1942 года, по заданию работала у немцев переводчицей, а потом перешла в Троснянский партизанский отряд.

Помогали партизанам комсомольцы. Вместе со старшими ходили на задания или были связными дети руководителей и их товарищи: Владимир и Оля Жильцовы, Алик, Аня и Нина Горлины, Леонид Никитин, Владимир Кривцов, Дмитрий Ковалёв, Владимир Аракин, Пётр Пастухов, Илья Стольников, Николай Коныгин.

Кроме того, во многих населённых пунктах района жили партизаны-подпольщики, у которых были явочные квартиры. Некоторые подпольщики работали у немцев старостами, полицейскими, переводчиками и одновременно были связными партизанского отряда, собирали сведения о противнике, ограждали от расправы граждан, сочувствующих партизанам.

Ниже приводится неполный список жителей Глазуновского района, помогавших партизанам. Большинство имён были установлены завучем Гнилушинской школы С.Д.Кузиным, много лет занимавшимся изучением истории Глазуновского партизанского отряда.

Анохин Степан из деревни Захаровка. По заданию партизан работал у немцев переводчиком и собирал данные разведывательного характера.

Бисин И.Ф., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Братья Брыцевы, Максим и Павел, из деревни Глебово. Один из них служил полицейским в своей деревне. У них была явочная партизанская квартира, и сами они часто ходили с партизанами на разведку, совершали диверсии на железной дороге Орел – Курск.

Гончарова А. Д., жительница пос. Орлова Дача, арестована за связь с партизанами.

Горшкова Анна, жительница с. Богородское, казнена за связь с партизанами.

Груничев И., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Груничев Ф.С., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Долягин С.М., житель пос. Орлова Дача, связной.

Ершов Иван Васильевич, житель села Богородское. До войны работал плотником в бригаде по строительству мостов, был председателем колхоза «Красный герой». По состоянию здоровья не взяли в армию. По заданию партизан работал старостой. Был повешен за убийство немецких солдат.

Жучкин Ф.В., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Кавардаев Алексей Петрович, слесарь совхоза «2-я пятилетка», и его невестка Кавардаева Фаина Ивановна. Явка для партизан Троснянского и Глазуновского отрядов.

Карев Б.В., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами, повешен в г.Фатеж.

Карев Иван Яковлевич из деревни Каменка. У него тоже была явочная квартира, ходил с партизанами для выполнения заданий на железную дорогу.

Карев Ефим Андреевич, житель пос. Орлова Дача.

Квасов Василий Андреевич, житель посёлка Ильинский Богородского сельсовета. У него в доме была явочная квартира для партизан обоих отрядов.

Кураков Афанасий Матвеевич из посёлка Весёлый. Был писарем у старосты этого посёлка И.И.Фролова, который активно работал на немцев и выслеживал партизан. Кураков, работая писарем, следил за старостой, и когда тот с немцами затевал что-либо против партизан, он немедленно предупреждал их о грозящей опасности. Собирал также разведданные о противнике.

Кучин Д.М. из деревни Подолянь. Работал в деревне старостой, активно помогал партизанам. У него останавливались разведчики дальней разведки Ковальчук Наталья Павловна и Феоничев Алексей Михайлович. Часто к нему приходили партизаны Троснянского отряда Зимин Николай Иванович, Тимин Семен Тихонович и Лопатин Игорь Александрович. Кучин Дмитрий предоставлял им свою квартиру и продукты питания. Иногда получалось так, что в квартире у старосты находились приехавшие к нему немцы, а на чердаке или в другом месте в это время сидели партизаны. Он часто ездил с партизанами на своей лошади на железную дорогу, и не только ночью, но и днём, для сбора разведывательных данных и для диверсий.

Леонов Н.М., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Макаренко Михаил Севастьянович, житель хутора Моховой (пос. Золотой Век). У него находился тайник, в котором иногда проживали партизаны Глазуновского и Троснянского отрядов.

Макарова Вера Ильинична, из Гнилуши. Расстреляна вместе с семьёй за связь с партизанами.

Михонов Р.К., житель д.Гнилуша. Явочная квартира.

Молоканов Г.А., житель пос. Орлова Дача, арестован за связь с партизанами.

Никитина Анна Лукинична. Проживала в Глазуновке. Боец истребительного батальона. Прятала оружие. Собирала сведения о движении железнодорожных составов. С декабря 1941 по март 1942 дом Никитиных находился под наблюдением немцев по подозрению в связях с партизанами.

Покойников Илья Васильевич из посёлка Весёлый Тагинского сельсовета являлся связным партизанского отряда.

Прияткин Василий.

Рассказчикова Любовь Дементьевна. Явочная квартира в деревне Тряс.

Солнцев В.С., житель пос. Орлова Дача.

Стольников И.В., житель д. Гремячево.

Субботина Анна из деревни Захаровка. У нее для партизан была явочная квартира.

Тепляков Григорий Васильевич, житель посёлка Весёлый. Был связным. Арестован за связь с партизанами.

Тепляков И. В., житель посёлка Весёлый, арестован за связь с партизанами.

Трусов Стефан Фомич, житель села Тагино, работал у немцев переводчиком, собирал для отряда разведданные и выполнял другие задания.

Партизаны старались, чтобы как можно меньше наших людей было отправлено в Германию. В этом им помогали работники Глазуновской комендатуры Фрол Васильевич Елисеев, бывший агроном производственного участка в Богородске, Нина Ивановна Аракина, бывшая учительница Гла­зуновской средней школы, и врач Каменской больницы (фамилия не установлена). Они под предлогом разных болезней "браковали" отобранных для отправки жителей. А некоторых граждан, сочувствующих партизанам, ограждали от расправы.

Подпольщики часто были проводниками, ходили с партизанами на разведку, совершали диверсии на железной дороге Орел – Курск. Так, 9 октября 1942 года при сопровождении Махонина группа партизан вышла на железную дорогу в районе станции Глазуновка, поставили мину недалеко от Ладеревской будки. На мине подорвался паровоз и 15 вагонов. Двумя днями раньше был взорван паровоз и два вагона с живой силой противника. В начале декабря 1942 года партизаны Глазуновского отряда Горлин, Кузнецов, Абрамов и Махонин провели диверсию на железной дороге Орел – Курск между станциями Глазуновка и Куракино. На поставленной мине подорвался поезд. Разбилось 8 вагонов с солдатами и офицерами врага. По воспоминаниям партизан, погибших было очень много.

Аня и Нина Горлины - связные партизанского отряда
 

Осенью 1942 года усилиями патриотов началась кампания по сбору средств на создание Орловской танковой колонны. Инициаторами этого движения в Глазуновском районе выступали А.И. Ошкадерова и Оля Жильцова, дочь командира отряда. Материально люди жили крайне бедно. Но русский дух не погасал ни у кого. Потому-то, когда речь заходила о танковой колонне, все к кому обращались, доставали из тайников деньги и вкладывали их в общий фонд. За пять дней вся эта работа завершилась, а собранные деньги были переданы в Троснянский партизанский отряд.

На территории Тагинского сельсовета глазуновским партизанам часто помогали бойцы Троснянского отряда. Впервые связь между партизанами соседних районов была установлена 25 мая 1942 года через С.Ф. Махонина, когда к нему пришли связные Михаил Андреевич Приведенцев, которого он знал ещё до войны, и Фёдор Филиппович Кудряшев. Кудряшев и Приведенцев совместно с глазуновскими партизанами провели удачную операцию по срыву сдачи немцам молока населением с.Тагино.

Немцы еще в феврале 1942 года обязали жителей Тагино ежедневно сдавать молоко по 5 литров от каждой коровы. Собранное молоко отвозили на сепараторный пункт на Сеньковские Выселки. Кто из жителей не приносил на сливной пункт установленную норму молока, тот подвергался наказаниям. Немцы в конце каждой пятидневки вызывали недоимщиков в комендатуру и били виновных резиновой плеткой столько раз, сколько они не донесли молока за истекшую пятидневку

Чтобы избавить жителей от сдачи молока немцам, партизаны устроили совместную засаду на дороге между селом Тагино и Сеньковскими Выселками. Ко­гда к ним подъехала немецкая автомашина с молоком, они остановили её. Шофер из воен­нопленных не сопротивлялся, даже помог партизанам вылить на землю молоко и продырявить фляги. Партизаны толовыми шашками взорвали мотор автомашины, а шофера отпустили на все четыре стороны. Потом партизаны пришли в село Тагино к молокосборщику Фёдору Миленину и под угрозой расправы предложили ему отказаться от сбора молока для немцев. В наказание за прошлую работу отобрали у него лошадь. Так поставка молока немцам была сорвана.

Весной 1942 года немцы начали насильно забирать и отправлять в Германию на каторжные работы молодых парней и девушек из Тагинской волости. Эту работу возглавлял изменник Родины, старшина этой волости Г. И. Махонин. В начале июня в Тагино снова пришли для связи два троснянских партизана М.А. Приведенцев и И.Г. Данилкин. Командование отряда, посовещавшись с троснянскими партизанами, решило вечером пойти на квартиру к старшине Махонину и уговорить его, чтобы он сорвал отправку советских граждан в Германию, а парней и девушек направил бы в партизанские отряды в Михайловские леса. Вечером партизаны оцепили дом Г.И. Махонина и стали к нему стучаться. На стук в сени вышла его жена и, не открывая дверь, сказала, что мужа нет дома и что он приказал ей в ночное время дверь никому не открывать. Не желая срывать мирных переговоров со старшиной, они ушли.

О дальнейших событиях рассказывает С.Ф. Махонин: "Утром следующего дня меня к старшине Махонину партизаны послали одного, как бывшего его сослуживца. Я пришёл к нему рано, он ещё спал. Открыла дверь жена. Хозяин быстро встал, оделся, вышел ко мне и поздоровался. Я сказал ему, что нужно поговорить с глазу на глаз, на что он охотно согласился. Мы вышли в сени. Здесь я ему пересказал всё, что предлагали партизаны. Передал просьбу командования отряда о встрече с ним сегодня вечером у меня на квартире. Он дал согласие, но отказался идти ко мне на квартиру, так как, по его словам, немцы следят за моим домом. Тогда мы условились встретиться в другом месте. Вечером старшина на свидание к партизанам не явился, и это насторожило нас. Угроза расправы нависла надо мной, как над парламентёром. Партизаны решили убрать изменника Родины. Несколько раз из засад стреляли в него, но безрезультатно...

Среди жителей района были и другие предатели. Одним из них был мой дядя Иван Иванович Фролов, которого немцы назначили старостой в пос. Весёлый.

Однажды он приходит ко мне и говорит: «Племяш, говорят, ты с партизанами связался?». Я ответил, что всё это сплетни. Но он опять начал допытываться у меня, где партизаны и сколько их. Староста пригрозил мне, что, если я не скажу правду, я буду повешен, а семья расстреляна. Вскоре староста поехал в Глазуновку и доложил о том, что в нашем селе есть партизанская организация. По доносу Фролова в посёлке были арестованы восемь человек, в том числе три партизана – связные А.М. Куракова, И.В. и Г В. Тепляковы.

Партизаны решили ликвидировать старосту. В этом помогли разведчики Троснянского отряда, возвращавшиеся с задания.

Я вспомнил, что дядя был хорошим поваром. Партизаны решили использовать это. 23 октября 1942 года к старосте зашли шесть человек партизан, переодетые в форму немецких полицаев. Мнимый немецкий офицер Николай Вавилов на ломаном русском языке сказал, что немецкому командованию нужен хороший повар, и предложил ему ехать в Орел одному или с семьей. Но Фролов не согласился уезжать из села. Тогда партизаны попросили старосту подвезти их до Тросны. Когда подвода отъехала километра два-три, староста стал подозревать, что полицаи совсем не те, за кого они себя выдают, и бросился бежать. Тут-то его и настигла партизанская пуля".

В работе отряду мешал старшина Ф.В. Косяков из Гнилуши, верой и правдой служивший оккупантам. Командование отряда решило его убрать. Первый раз ночью его застали дома. Но на печке в потолке был лаз, и он через него ушёл. Во второй раз его выследили на престольном празднике 4 декабря у Гущиных в Орловой Даче и задушили. На труп надели сумку нищего и вывезли в поле под видом замерзшего.

За сочувствие немцам и пренебрежительное отношение к населению дезертировавшего из армии фельдшера Е.Ф. Говорушкина Жильцов и Кузнецов взяли ночью из дома и увели в направлении Тагино.

В 1942 году немцы организовали в Богородской церкви склад сельскохозяйственных продуктов, а в селе – приёмный пункт по заготовке сена. На пункте постоянно жили 3 немца. Командование отряда решило ликвидировать этот приёмный пункт.

Из воспоминаний С.Ф. Махонина: "Дело было под Новый год. Немцы собирались праздновать Рождество. Квартировали они у Анны Горшковой, чей дом стоял почти в центре села. Мы собрали партизанский совет. Горлин, Жильцов и я договорились со старостой с.Богородского Ершовым (он был наш человек), чтобы тот упросил немцев встречать праздник у него дома. Сообщили об этом Дмитровскому отряду. В самый разгар веселья партизаны ворвались в дом Ершова. Обезоружив немцев, увели их к реке Оке и у моста пустили под лед. Через 3 дня Ершов заявил, что его начальство уехало куда-то и до сих пор не вернулось. Начали розыски, но не нашли".

Приемный пункт был закрыт. Операция прошла успешно. Но весной, когда вскрылась река, одна женщина увидела утонувшего немца и подняла крик. Сбежался народ. Об этом сообщили немцам. В реке были найдены и остальные два трупа. Ершова и Горшкову арестовали и после пыток казнили – Анну Горшкову расстреляли, а Ершова повесили в центре села, у церкви. 

Подвергся пыткам и старший сын Ершовых, Николай. Гестаповец Гильс допрашивал "с пристрастием". От полученных побоев юноша умер вскоре после казни отца. 

Для наказания семьи Ершовых  немцы забрать у них корову и все запасы картофеля. У Ершовых было пятеро детей: три сына и две дочери. Младшему, Васятке, не было и года. Он не пережил голодную зиму, ослаб от недоедания и умер. А через несколько месяцев, летом сорок третьего, погиб третий сын, Миша. Перед началом Курской битвы немцы стали выгонять жителей из села и, чтобы поторопить людей, один из фашистов полоснул по толпе автоматной очередью. Марфа Ивановна видела, как внезапно споткнулся её сын. "Мамочка...", - только и прошептали его окровавленные губы, когда мать подхватила парнишку на руки[2]

Из пятерых детей Ивана Васильевича выжили две дочери. Надежда (в замужестве Чернышова) осталась в Богородском, у неё выросло четверо детей. Её младшая сестра Мария (Изоткина) вышла замуж в Гнилушу, вырастила шестерых детей.

Журналисту Н. Тубольцеву удалось встретиться со свидетельницей тех событий Натальей Егоровной Тюнеевой. 

«Уже многое стёрлось в памяти, – говорит Наталья Егоровна, – но всё-таки главные события помнятся… Мне не забыть того мартовского дня 1943 года, когда всё население села согнали к церкви, построили и человек в чёрной форме на ломаном русском языке объявил, что они должны назвать тех злодеев, кто убил немецких солдат. В противном случае будет казнён каждый третий житель села. "Заложников сожгут живьём", - пригрозил гестаповец.

Люди переглядывались, молились, но никто ничего не говорил. Тогда немец посмотрел на часы и дал команду солдатам. Те начали отсчитывать каждого третьего и оттаскивать в сторону. Что тут поднялось! Кричали дети, рыдали, падали на колени женщины, молили пощадить хотя бы детей».

Наталья Егоровна оказалась как раз третьей. Солдат ткнул её в бок автоматом, и она, стараясь удержаться на ослабевших вдруг ногах, пошла к толпе обречённых. А думала не о себе, а о грудном сыне, который и не жил на свете.

Гестаповец ещё раз потребовал выдать односельчан, убивших немцев. Не получив ответа, махнул рукой, и солдаты погнали заложников к большому колхозному сараю, в котором до войны хранился различный инвентарь. Этот сарай и должен был стать огненной могилой для многих жителей села.
И вдруг в нескольких десятках метров им приказали остановиться. А потом солдаты повернулись и пошли к церкви. Один из них махнул рукой, давая знак разойтись. Ещё не веря в спасение, люди остолбенело стояли на месте, потом кто-то быстро побежал в сторону, за ним второй и враз кинулись кто куда.

Расходились и люди, стоявшие в шеренге. Шли, ещё не веря тому, о чём узнали: староста Ершов, кого считали немецким холуем, оказался тем самым человеком, который убил немецких солдат. Вот тебе и предатель. А он сейчас спас людей, сознавшись в убийстве…

А потом селяне шепотом рассказывали друг другу о том, что Горшкову и Ершова пытают, что будто бы кто-то ещё участвовал в убийстве солдат, да они не хотят говорить, что водят на допрос и сына Ершова, Колю, хотят дознаться, кто из посторонних к ним приходил, и что Коля утверждает, будто никого не видел, вот и пойми, то ли правду он говорит, то ли уже такой твёрдый мальчишка в свои неполных пятнадцать лет.

На казнь Ершова вновь согнали всех жителей села. Для устрашения. Это было жуткое зрелище. Многие плакали, и не от обиды вовсе, а от того, что погиб человек за других. И не страх, а ненависть заполняла души людей».[3]

Продолжение >>

 

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Яндекс.Метрика